Походный атаман Дальневосточных казачьих войск Григорий Михайлович Семенов. Часть 1.

Подписчик в Facebook поделился с волонтером проекта стихотворениями Виктора Карпушкина
25.05.2021
Борис Владимирович Анненков. Часть 2.
27.05.2021

Будущий Походный атаман Дальневосточных казачьих войск Григорий Михайлович Семенов родился 13 сентября 1890 года на берегах реки Онон в караульном поселке Куранжа степной станицы Дурулгуевской Забайкальского казачьего войска. Его отец Михаил Петрович Семенов был потомственным казаком с сильной примесью буряцко-монгольской крови, бабушка происходила из чингезитского рода. Мать – Евдокия Марковна Нижегородцева происходила из старообрядцев.

Старообрядческий уклад, который мать, так или иначе, внесла в жизнь Григория Михайловича, оставила след на всей жизни атамана – он никогда не пил и не курил. Те истории, которые о нем рассказывали впоследствии советские пропагандисты, «зарубил в пьяном угаре человека» и тому подобное, являлись не более чем пропагандой.

Зачатки начального образования Григорий Михайлович получил дома, его отец был образованным и зажиточным казаком и имел семь сундуков с книгами, среди которых были, в том числе и буддистские сочинения. Наличие книг подвигло будущего атамана увлечься изучением буддизмом и философией Востока. В дальнейшей его жизни эти знания ему очень пригодились, как и знания английского языка который он выучил уже будучи учащимся юнкерского училища.

Атаман Григорий Михайлович Семенов

Кроме увлечения восточными религиозными практиками и философией Семенов с раннего детства являлся полиглотом, и помимо русского языка овладел еще бурятским, калмыцким и монгольским. Завершил свое начальное образование в двуклассном начальном министерском училище в Могойтуе. Хорошо знал конное дело и обладал необычайной физической силой.

В 1908 – 1911 годах Семенов проходил обучение в Оренбургском казачьем юнкерском училище, по окончании которого получил похвальный лист начальника училища и первый офицерский чин – хорунжего. С августа 1911 года Григорий Михайлович младший офицер в 1-м Верхнеудинском казачьем полку, нижние чины которого в своей массе были бурятами. Как владеющий монгольским языком он вскоре оказался в военно-топографической команде, вместе с которой был отправлен во

Внешнюю Монголию, где производил маршрутные съемки. Там он прославился тем, что однажды проехал верхом 350 вёрст за 26 часов по морозной степи.
Находясь во Внешней Монголии Семенов смог наладить хорошие отношения с местным населением, для которых даже перевел с русского языка «Устав кавалерийской службы русской армии», а также стихи Пушкина, Лермонтова, Тютчева и Кольцова. Близко сошелся с наиболее видными представителями монгольского общества и даже принял определенное участие в подготовке и осуществлении государственного переворота в результате которого 11 декабря 1911 года была провозглашена независимость Внешней Монголии от империи Цинн.

В 1912 году хорунжий Семенов был прикомандирован ко 2-й Забайкальской батарее. Кроме этого, молодому офицеру довелось еще некоторое время, преподавать в бригадной гимнастическо-фехтовальной школе. А 19 апреля 1913 года командируется в 1-й Читинский полк Забайкальского казачьего войска. 20 декабря того же 1913 года Григорий Михайлович переводится в Приамурье, в 1-й Нерчинский казачий полк, где оказался в одной части с бароном Романом Федоровичем фон Унгерн-Штернбергом.
Примерно в это время Григорий Михайлович связал себя с узами брака с Зинаидой Дмитриевной Манштейн. В 1915 году у супругов родился сын названый в крещении Вячеславом.

С 1-м Нерчинским Его Императорского Высочества Наследника Цесаревича полком сотник Семенов вступил в Первую мировую войну. Так, в конце сентября 1914 года Уссурийская бригада, куда входил полк, прибыла под Варшаву, где получила боевое крещение, участвуя в Варшавско-Ивангородской операции под русской крепостью Новогеоргиевск. В первые месяцы войны Григорий Михайлович был награжден орденом Святого Георгия IV степени за подвиг совершенный 11 ноября 1914 года когда, возвращаясь из разведки с казаками отбил у прусских улан захваченное знамя своего 1-го Нерченского полка и обоз Уссурийской бригады.
Через месяц, 2 декабря 1914 года во главе казачьего разъезда сотник Семенов с одиннадцатью казаками нападает на заставу баварской пехоты, «снимает» ее и берет в плен 65 германцев, после чего первым врывается в занятый немцами город Млава. Наградой ему за этот подвиг стало Золотое Георгиевское оружие с надписью «За храбрость», которым он был удостоен лишь 26 декабря 1916 года.

С 10 июля 1915 года сотник Семенов занимал должность полкового адъютанта.
8 октября 1915 года командиром 1-го Нерчинского казачьего полка был назначен барон Петр Николаевич Врангель. В своих воспоминаниях барон дал Семенову к тому времени уже награжденному высшим знаком воинского отличия – орденом Святого Георгия не самую лестную характеристику: «Семенов, природный забайкальский казак, плотный коренастый брюнет, с несколько бурятским типом лица, ко времени принятия мною полка состоял полковым адъютантом и в этой должности прослужил при мне месяца четыре, после чего был назначен командиром сотни.
Бойкий, толковый, с характерной казацкой сметкой, отличный строевик, храбрый, особенно на глазах начальства, он умел быть весьма популярным среди казаков и офицеров. Отрицательными свойствами его были значительная склонность к интриге и неразборчивость в средствах достижения цели.
Неглупому и ловкому Семенову не хватало ни образования (он кончил с трудом военное училище), ни широкого кругозора, и я никогда не мог понять — каким образом мог он выдвинуться впоследствии на первый план гражданской войны…».

В начале 1916 года, к тому времени уже, будучи подъесаулом, Григорий Михайлович был назначен командиром 6-й сотни 1-го Нерчинского казачьего полка. За боевые отличия, проявленные во время боевых операций в 1916 году, Семенов был удостоен орденов Святой Анны IV степени с надписью «За храбрость», III и II степеней; Святого Станислава III и II степеней.

В конце того же 1916 года по ходатайству перешел в 3-й Верхнеудинский полк Забайкальской казачьей дивизии, находившейся в Персии, куда прибыл в январе 1917 года. Участвовал в наступательной операции на Кавказском фронте, которую проводил в Персии русский экспедиционный корпус, затем в составе Сибирской казачьей бригады генерал-майора Владимира Антоновича Левандовского совершил поход в персидский Курдистан. В феврале 1917 года за боевые отличия был произведен в есаулы.

Февральская революция 1917 года в Петрограде в корне изменила судьбу фронтового офицера. Сразу же по возвращении из Персии, есаул Семенов вновь был определен в 1-й Нерчинский полк, По прибытию в полк Семенов тут же избирается делегатом Всероссийского казачьего съезда 12-ти казачьих войск, проходившего в июне 1917 года в Петрограде. Будучи на съезде он подает рапорт на имя Александра Федоровича Керенского, на тот момент уже военного министра Временного правительства с предложением сформировать у себя на родине, в Забайкалье, отдельный конный монголо-бурятский полк из добровольцев. В рапорте указывалась цель его создания: «…Чтобы пробудить совесть русского солдата, у которого живым укором были бы эти инородцы, сражающиеся за русское дело».

23 июля 1917 года Семенов был принят Керенским, который вручил ему мандат комиссара Временного правительства по Забайкальской области и значительную сумму денег для формирования добровольческих частей из монголов и бурят. Прибыв в столицу Забайкальского края город Читу, и имея при себе крупную сумму денег, Семенов сразу же приступил к формированию добровольческого конного монголо-бурятского отряда. За короткий срок у него в подчинении оказываются несколько офицеров и десяток казаков, которые стали основой вновь формируемого полка.
Даже после Октябрьской революции Семенов, имея разрешение не только от Временного правительства, но и от Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов, продолжал формировать в Забайкалье конную часть. В этот полк он принимал не только добровольцев из монголов и бурят, но и из русских поселенцев и забайкальских казаков. В формируемом полку была введена строжайшая дисциплина и чинопочитание, запрещены всевозможные комитеты и митинги. К середине ноября Семенову удалось сформировать Монголо-Бурятский конный полк

Пришедшие к власти большевики, вскоре поняв, что Семенов создает контрреволюционные части у них под боком, в конце ноября 1917 года в Чите попытались принять решение о его аресте. Но Григорий Михайлович действовал более решительно и, обманув членов местного Совета, с верными ему казаками убыл на станцию Даурия, где продолжил формирование своего отряда.
Управляющий Китайско-Восточной железной дороги от имени России в Маньчжурии генерала Дмитрий Леонидович Хорват считал, что перемена власти в центре никак не отразится на его положении, и потому не принимавший каких-либо мер против большевиков, а занял выжидательную позицию. Григорий Михайлович решил отправиться в Харбин, дабы открыть ему глаза на происходящее.

18 декабря Семенов прибыл на станцию Маньчжурия. Там его взору предстал деморализованный пробольшевистски настроенный русский гарнизон. Китайские войска хотели разоружить его, взять под охрану и навести порядок в городе. Переговорив с начальником китайского гарнизона генералом Ганном, Григорий Михайлович решил разоружить полуразложившийся русский гарнизон сам, на что имел право как комиссар Временного правительства. Он потребовал от начальника станции предоставить свободный эшелон в 30 теплушек, оборудованных нарами и печами, и отправил его на станцию Даурия, якобы для того, чтобы загрузить свой монголо-бурятский полк, которого в действительности не существовало. На следующий день в 4 утра «полк» прибыл на станцию Маньчжурия. Он состоял из семи человек во главе с войсковым старшиной бароном Романом Федоровичем фон Унгерн-Штернбергом.

Никому и в голову не пришло, что полка нет, а состав прибыл почти пустой. К семи часам русский гарнизон, состоявший в основном из 720-й ополченческой дружины и насчитывавший 1500 человек, был разоружен семью казаками. Так барон Унгерн с одним (!) казаком лично разоружил две роты. После сдачи оружия ополченцами они были посажены в эшелон и в 10 часов уже отправлены в Россию. Перед отправлением состава Семенов объявил солдатам, что задняя теплушка занята конвоем, и отправил одного подхорунжего Шувалова конвоировать эшелон из 37 вагонов. На станции Даурия Шувалов спрыгнул, а эшелон пошел дальше.
В тот же день казаки есаула Семенова разогнали Маньчжурский городской совет, придерживавшийся социалистических взглядов. После разоружения гарнизона и разгона городского совета Григорий Михайлович отправил генералу Хорвату телеграмму: «Харбин, генералу Хорвату. Разоружил обольшевичившийся гарнизон Маньчжурии и эвакуировал его в глубь России. Несение гарнизонной службы возложил на вверенный мне полк. Жду ваших распоряжений. Есаул Семенов». Так начал свое существование Особый Маньчжурский отряд, который позднее вырос до армии.

Не дождавшись ответа от генерала Хорвата и преодолев сопротивление китайских властей, Григорий Михайлович пополнил свой отряд забайкальскими казаками и 300 сербскими добровольцами, тем самым доведя его до 559 человек. Это позволило ему 10 января 1918 года приступить к формированию помимо конного полка еще и пешего Семеновского полка и 2-х орудийной батареи, которые вошли в Особый Маньчжурский отряд. Вооружение для отряда было взято у разогнанной на станции 720-й ополченческой дружины.
Со сформированным Особым Маньчжурским отрядом есаул Семенов уже 29 января 1918 года вторгся в Забайкалье, заняв его восточную часть – Даурию. Так образовался один из первых фронтов гражданской войны на Дальнем Востоке – Даурский. Однако, под натиском отрядов Красной гвардии, состоявших из рабочих забайкальских горных заводов, железнодорожников и бывших пленных солдат Чехословацкого корпуса под командованием Сергея Георгиевича Лазо, 1 марта 1918 года есаул Семенов был вынужден отступить в Маньчжурию.

В марте 1918 года находясь в Маньчжурии Семенов смог существенно пополнить свой Особый Маньчжурский отряд, в результате чего было сформировано три полка 4-х сотенного состава: 1-й Ононский, 2-й Акшинско-Мангутский и 3-й Пуринский, общей численностью в 900 шашек. А к началу апреля его отряд увеличился до 3000 человек. Кроме вышеназванных трех полков в войско Григория Михайловича входили: японский отряд капитана Окумуры, состоявший из 540 японских солдат и 28 офицеров; одна тяжелая и 2 полевые батареи французских горных орудий в количестве 14 орудий; две офицерские роты; отряд сербов из числа солдат Австро-Венгрии под командованием подполковника Драговичая; два пехотных полка, состоявших из китайцев; дивизион из 4 бронепоездов под началом капитана Шелкового.

В своих мемуарах Григорий Михайлович об этом периоде запишет следующее: «Перед началом наступления генерал-лейтенант Никонов (Николай Васильевич – Э. Б.), мой помощник по военной части, обратил внимание на чисто формальную ненормальность в области существовавшей в отряде иерархии. Будучи в чине есаула, я имел в своем подчинении генералов и штаб-офицеров, в отношении которых являлся их непосредственным или прямым начальником. Чтобы обойти неловкость подчинения мне старших в чине, высший командный состав отряда обратился ко мне с просьбой принять на себя звание атамана О.М.О. Мое согласие сгладило все неловкости, так как если я имел незначительный чин, будучи, в сущности, еще молодым офицером, то мой престиж, как начальника отряда и инициатора борьбы с большевиками, принимался в отряде всеми без исключения и без какого-либо ограничения. Отсюда произошло наименование меня «атаман Семенов».

Впоследствии это звание было узаконено за мной избранием меня походным атаманом Уссурийского, Амурского и Забайкальского войск. После ликвидации Омского правительства и гибели атамана Дутова войсковые представительства казачьих войск Урала и Сибири также избрали меня своим походным атаманом».
5 апреля 1918 года Особый Маньчжурский отряд Семенова вновь перешел в наступление. Одновременно началось восстание против большевиков в приграничных с Маньчжурией забайкальских казачьих станицах по рекам Аргунь и Онон. Войскам атамана Семенова в короткий срок удалось углубиться более чем на 200 верст на территорию Забайкалья. Впоследствии в своих мемуарах Григорий Михайлович записал: «Фронт был узкой лентой железнодорожного пути и имел только одно измерение – глубину».

К маю пополнившись восставшими казаками, войска Семенова к тому времени возросшие до 7000 штыков и шашек подошли к Чите. Но местные большевистские советы, стянув отовсюду силы, отбили наступление частей Особого Маньчжурского отряда и сами перешли в контрнаступление. На фронт в район Адриановки стали прибывать красногвардейские отряды железнодорожников станций Чита I и Хилок, горняков Черновских и Арбагарских копей. Бывшие военнопленные венгры организовали интернациональный красногвардейский отряд. Александровский завод выслал отряд в 300 бойцов во главе с Павлом Николаевичем Журавлевым, ставшим впоследствии руководителем партизанского движения в Забайкалье и первым командующим Восточно-Забайкальским партизанским фронтом. Послали свои отряды также поселки Унда – 400 бойцов, Ломовский – 250, Нерчинск и Нерчинский завод – 360, Акша – роту красногвардейцев. Рабочие читинских железнодорожных мастерских оборудовали для Даурского фронта бронепоезд. Кроме того на занятых войсками Семенова территориях развернулось партизанское движение. Так в поселках и станицах Курунзулай, Онон-Борзя, Ложниково, Кударино, Нижне- и Верхне-Гирюнино и Ольдонда 17 апреля сформировался первый партизанский кавалерийский полк в 680 шашек. В 20-х числах апреля селения Копунь, Зоргол и Газимурский завод выставили свои отряды общей численностью до 1400 человек. Эти отряды объединились в бригаду «Коп-Зор-Газ». В начале мая 1918 года на станцию Адриановку стали прибывать отряды Красной квардии из Амурской области и из Западной Сибири, снабженные артиллерией. Прибыл 1-й Дальневосточный социалистический отряд, сформированный из матросов и портовых рабочих Владивостока, Благовещенска, Хабаровска. Отряд насчитывал до тысячи бойцов и имел артиллерию. Во главе отряда стояли большевики Владимир Александрович Бородавкин и Моисей Израилевич Губельман. План наступления разработал командующий Даурским фронтом Сергей Георгиевич Лазо совместно с начальником штаба, бывшим лейтенантом Амурской военной флотилии Владимиром Ивановичем Радыгиным. К моменту контрнаступления части Даурского фронта превосходили численность семеновцев в 4-5 раз.

Начав наступление 15 мая 1918 года, отряды Красной гвардии в нескольких крупных боях нанесли частям атамана Семенова поражение у населенных пунктов Бурятская, Могойтуй, Ага, Оловянная. После оставления Оловянной Григорий Михайлович намеревался закрепиться на правом берегу реки Онон. Но красногвардейские отряды, развивая наступление, не позволили ему это сделать. И 27 мая семеновцы поспешно отступили к станции Мациевской. Войска Даурского фронта не останавливаясь, преследовали части атамана Семенова и 19 июля после ожесточенного боя овладели станцией Мациевской. Отступив к маньчжурской границе, остатки семеновских отрядов закрепились в районе 86-го и 87-го разъездов.

К этому времени, несмотря на понесенные потери, Особый Маньчжурский отряд состоял из 1-го Семеновского и 1-го Маньчжурских пеших полков, 1-го Монголо-Бурятского и 2-го Даурского конных, Ургинского отряда, 3-х батарейного артдивизиона, инженерной и автомобильной рот. Пользуясь близостью границы и поддержкой китайских властей, семеновцы совершали вылазки на советскую территорию.
Для ликвидации семеновцев командующий Даурским фронтом Сергей Лазо в конце июля 1918 года организовал сводный отряд из нескольких сотен 1-го Аргунского казачьего полка и Интернационального отряда. В одну из июльских ночей красногвардейцы бесшумно подошли к лагерю Особого Маньчжурского отряда и, пустив в ход штыки и приклады, ликвидировали большую часть сил Семенова. Уцелевшие после ночного избиения семеновцы, бросив имущество и снаряжение, бежали в Маньчжурию.

27 июля 1918 года войска Даурского фронта заняли станцию Маньчжурия.с китайской делегацией, присланной для переговоров, Лазо заключил соглашение по которому китайские власти обязались разоружить семеновцев и больше не допускать перехода ими советской границы. Это обязательство, к счастью для атамана Семенова, китайцы выполнять не стали.
Бои между остатками отрядов Семенова, действовавшими с китайской территории, и красногвардейскими отрядами в Забайкалье продолжались и в августе 1918 года, когда Семенову при поддержке японских интервентов и мятежных частей Чехословацкого корпуса удалось нанести поражение частям Даурского фронта, и 28 августа захватить Читу.

Совместный парад представителей союзных войск во Владивостоке по случаю окончания Первой мировой войны 15 ноября 1918 г.

Взяв Читу атаман Семенов своим указом учредил в городе юнкерское военное училище для подготовки офицерских кадров. После этого атаман становится фигурой номер один среди белых военачальников к востоку от Байкала. Он формирует свое правительство, тесно взаимодействуя с японским командованием. Здесь же Григорием Михайловичем были учреждены Георгиевская медаль, Георгиевский крест и орден Святого Георгия Особого Маньчжурского отряда, которым награждались за храбрость, проявленную в боях с большевиками, лучшие бойцы ОМО.
Продолжил Семенов и формирование новых частей для Особого Маньчжурского отряда. Так, 1 сентября был сформирован 3-й Даурский конный полк, вскоре ставший Хамарским, вошедший в тогда же созданную на станции Даурия Отдельную Туземную бригаду ОМО, командиром которой был назначен барон Роман Федорович фон Унгерн-Штернберг.

Приказом по Сибирской армии от 10 сентября 1918 года Семенов был назначен командиром 5-го Приамурского армейского корпуса. Тогда же Григорий Михайлович был произведен в полковники.
В октябре 1918 года помощник генерала Дмитрия Леонидовича Хорвата по военным вопросам генерал Павел Павлович Иванов-Ринов телеграфировал начальнику штаба верховного главнокомандующего Сибирской армией: «Положение на Дальнем Востоке таково: Хабаровск, Нижний Амур и железная дорога Хабаровск – Никольск заняты атаманом Калмыковым (Иваном Павловичем – Э. Б.), которого поддерживают японцы, за что Калмыков предоставляет им расхищать неисчислимые ценности Хабаровска. Японцы в свою очередь предоставляют Калмыкову открыто разбойничать, именно: разграбить хабаровский банк, расстреливать всех, кого захочет, смещать и назначать начальников окружных управлений Хабаровска и осуществлять самую дикую диктатуру. Семенов, поддерживаемый также японцами, хотя и заявляет о своей лояльности в отношении командного состава и правительства, позволяет своим бандам также бесчинствовать в Забайкалье, именно: реквизировать наши продовольственные грузы, продавать их спекулянтам, а деньги делить между чинами отрядов».

Эдуард Бурда, кандидат исторических наук

Статья взята с сайта “Казачество Северного Кавказа” – http://kazachestvokavkaza.com/

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *